Одних умертвила война, а других – потребление, конкуренция, зависть, жадность и крадущееся параллельно оскотинивание

Владимир Ступинский СНЖ 11.10.2020 13:20 | Общество 120

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Юрий Дерский. Фото https://vk.com/

В луганской реанимации в возрасте 58 лет умер композитор гимна ЛНР Юрий Дерский. Умер, как говорят, от нетипичной двусторонней пневмонии. Надо понимать, от того самого ковида-19. Был здоров, полон сил, энергии и планов, но…вот так. Поэтому отныне все ковидоскептики или ковидодиссиденты со своими умозаключениями для меня лично идут тёмным лесом.

С Юрием мы дружили. Не скажу, что это была неразрывная дружба. Бывало, встречались, обсуждали какие-то политические аспекты жизни и борьбы, в основном были единомышленниками. Юрий был большим патриотом родной земли. Кроме гимна ЛНР написал гимн Краснодона, гимн молодежи Луганщины, а ещё — к 70-летию образования советской подпольной антифашистской комсомольской молодежной организации «Молодая гвардия» — рок-оперу «Распятая юность». Это помимо сотен других песен и композиций.

Интересный был человек. Ловлю себя на мысли, что последний раз мы с ним виделись, кажется, на одном из митингов в Луганске весной 2014 года. Да, это было Великое время. То, что пережили мы, вряд ли могут себе даже представить самодовольные жители Москвы или Питера. Это были эмоции, не сравнимые с энергетикой всех вместе взятых российских командно-приказных флешмобов и празднований. Всё существовало искренне, честно, правильно.

Люди верили друг другу, шли навстречу, не жалели ни денег, ни ресурсов, ни самих себя ради большой идеи воссоединения со своим Отечеством – Россией. Потом началась война. Первые дни и даже месяцы люди помогали друг другу чем могли. Повсюду царила доброта и открытость – такие, которых я не помню со времён СССР. Наверное, мы на некоторое время откатились в сороковые, когда вся страна собралась в единый кулак для того, чтобы выжить и дать отпор врагу.

А потом началась минская возня. Появилась депрессия и апатия, страх и одичание, ложь и подхалимаж. Мы перестали общаться так, как весной и летом 14-го. Многие из-за остановки предприятий, локальных репрессий, и отсутствия каких-то перспектив разъехались. Другие просто занялись выживанием самих себя и своих семей. И так существуют до сих пор.

И узнают о смертях своих друзей и знакомых только из сообщений в интернете, не успевая даже попрощаться. И я не успел попрощаться с другом — композитором Юрием Дерским, теперь уже посмертно награждённым медалью «За верность долгу». Стыдно и больно. Хотя понимаю, что это не вина моя, а беда. Потому что примерно так происходит сейчас у каждого.

Был недавно на кладбище. То тут, то там видел могилы людей, которых хорошо знал. Поразила могила моего одноклассника, а рядом, в оградке – могила его дочери, которую вот ещё совсем недавно носил на руках. Оба ушли вот в это самое время минской возни и нескончаемых «перемирий». Почему, отчего — не знаю. И от этого ещё больней.

Представил, что через какое-то время кто-то из знакомых или друзей обнаружит на кладбище и мою табличку. И взгрустнет, что не успел попрощаться, и что так мало встречались и общались.

Народ перестал быть народом. Единый общественный организм рассыпался. Мы стали пылью, развеянной по свету. Почва вымерзла и высохла, и поэтому на ней не может вырасти что-то живое. И так повсюду. Только одних умертвила война, а других – потребление, конкуренция, зависть, жадность и крадущееся параллельно оскотинивание.

Нужно общаться. Нужно, несмотря ни на что пробуждать в себе чувства любви, веры и надежды. Нужно успевать дружить со своими друзьями, чего бы это ни стоило. Потому что это бесценно, как и сама жизнь.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора