Путинская сверхэксплуатация народа: как побороть?

Русранд Степан Степанович Сулакшин 2.03.2021 15:14 | Экономика 122

ВОПРОС СУЛАКШИНУ: Депутат Госдумы Сергей Калашников заявил: «Есть вопиющие моменты эксплуатации в России людей. Самое дорогое в мире сейчас — это живой труд. Средний факторный вес живого труда в конечной цене продукции составляет от 50% до 70% стоимости продукции. Это самое дорогое. Я, наверное, очень удивлю наших сограждан, если скажу, что доля зарплаты в конечной цене продукции в России варьируется от 7% до 15%. Это называется эксплуатация». Получается, что наши парламентарии хорошо знают, что в России создана система сверхэксплуатации населения. Можно сделать вывод, что это и есть задача существующей власти — получить максимум прибыли при минимуме затрат. В случае обретения власти Вами, как будет устранен перекос в оплате труда, в какой срок это будет сделано и главный вопрос, есть ли готовые механизмы решения этой проблемы, ведь надо будет в срочном порядке разгребать авгиевы конюшни после путинизма, а времени на это будет совсем мало.

СУЛАКШИН С.С.: Это очень важная и не новая тема, поднятая ещё ушедшим, к сожалению, академиком Львовым, который сделал открытие, что степень эксплуатации, то есть создание валового внутреннего продукта на душу трудоустроенного человека в России, максимальная среди европейских сопоставимых стран, при минимальной оплате труда.

Эксплуатация. Такой стала наша страна, причем, официальные органы на этот счет ещё и привирают. Мы работаем с этой тематикой давно и, если Калашников говорит о доле издержек на фонд оплаты труда в цене продукции, то мы рассуждаем в координатах макробаланса страны. Ведь причина не столько в злобстве работодателя, сколько в негодной модели страны, ее устроении. Тут важна доля фонда оплаты труда в ВВП. Именно этот показатель будет положен нами в основу государственного управления в преобразовании страны. Сегодня доля фонда оплаты труда в ВВП в развитых и устойчивых странах — как их именуют зюгановцы — капитализма, составляет от 60% до 70% — и это уже совершенно другая экономическая модель. У этих стран денег в обороте гораздо больше, чем в России. В Китае, например, их больше чем в два раза относительно ВВП, а в путинской России в четыре раза меньше, чем ВВП.

А что такое деньги в обороте? Это платежеспособный спрос населения, это депозитная кредитная банковская эмиссия, которая тоже идет в финансово-хозяйственный оборот. Это рекреация — восстановление человеческого капитала: люди хорошо питаются, отдыхают, имеют возможность построить, купить, арендовать комфортное жильё и так далее. Как довести фонд оплаты труда в России как долю в ВВП до наших расчетных примерно в 55%? Увещеваниями частного сектора этого не сделать, фонари с виселицами тоже не помогут, поэтому ещё раз обращаю внимание на наш совершенно фундаментальный законопроект, возможно это будет даже доктрина: «О проценте и балансе». В ней будет жесткое требование к внутрихозяйственному балансу, и не важно, частное это предприятие или государственное, Доля фонда оплаты труда в балансе предприятия будет отфиксирована. Будут предложены соответствующие мотивации для того, чтобы уменьшать издержки по другим направлениям. Прежде всего, это производительность труда и это налоги — если экономика заработает и будет в необходимом объеме пополнять бюджет, то налоги на бизнес будут снижаться.

В чём сейчас привирают власти? В том, что доля оплаты труда в ВВП сейчас составляет около 45%. Почему нельзя верить? Потому что тут же говорят, что значительная доля этого показателя скрыта в тумане теневой, не наблюдаемой экономики. Но, если она не наблюдаемая, не мониторируемая, то откуда берутся значения объема оплаты труда в этом тумане? А ниоткуда. При этом цифры ненаблюдаемой экономики, по их данным, выросли за последнее время с 45% до 49%. И это после того, как была поставлена задача по отбеливанию, выдаче патентов и выведению из тени этой части экономики! Хотя это такая новая российская закономерность: за что Путин не возьмется, всё в итоге выходит ровно наоборот намеченному. Своими усилиями власть добились роста теневизации российской экономики на 4 процентных пункта.

Когда же мы рассуждаем как вывести из тени малый бизнес, индивидуальное предпринимательство, временную подработку и другую подобную деятельность, мы прежде всего рассуждаем о том, как дать людям возможность развивать свое маленькое дело, как дать ему возможность получить доступный и необходимый оборотный и стартапный кредит. Для решения этой проблемы мы подготовили пакет документов по созданию Государственного внебюджетного инвестиционного кредитного фонда по образу и подобию соответствующего фонда в послевоенной ФРГ в конце 40-х и 50-е годы.

И мы знаем как его наполнить деньгами настолько, что, по минимуму, 100 миллиардов долларов в год возможно будет тратить на инвестиционные цели, на ипотеку с нулевым процентом на десятки лет населению и т. д. В этой сложной, большущей задаче оздоровления страны, облегчения участи народа, восстановления справедливой оплаты труда, в том числе как фактора инициирования экономического развития, решения у нас подготовлены, лежат на столе. Если завтра это понадобится, то послезавтра утром мы начнем их реализовывать.

Поэтому ничего нового про сверхэксплуатацию населения Калашников не открыл, слава Богу, что доходят депутаты до понимания негодности путинской модели страны. Больше того, я ему могу рассказать достаточно много о планах решения этой бесстыдной проблемы, созданной в стране: миллиарды — меньшинству, а у миллионов последние рублишки из кармана вытаскивают.

Степан Сулакшин


Автор Степан Степанович Сулакшин — д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор, гендиректор Центра научной политической мысли и идеологии.

Из передачи #ПрограммаСулакшина Вопросы и ответы.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю